Friday, 31 October 2008

Время отдыха с субботы до понедельника (1984) / Vremya otdykha s subboty do ponedelnika / Rest Time from Saturday Until Monday

анонс:
Алла Демидова, Алексей Баталов, Владислав Стржельчик в фильме Игоря Таланкина. (Операторы Георгий Рерберг, Павел Лебешев).

Вариация на тему рассказа Юрия Нагибина "Терпение". В центре киноповествования - два поколения ленинградской семьи, проводящей выходные дни на экскурсионном теплоходе. За внешним благополучием этих людей скрыта, как выясняется, не только проблема отцов и детей - но и глубокая драма главной героини фильма.

«Купилась» на имена актёров – Демидова (её имя в титрах – как знак качества), Стржельчик... Но нет – качества не обнаружила.

Не вполне доверяя визуальному впечатлению – но заинтересовавшись историей – прочла рассказ Нагибина «Терпение».

Из «Дневника» Нагибина: «Терпение» взбудоражило людей. <...> Не верно, что «Терпение» обозлило лишь власть имущих, оно обозлило всех советских мещан, т.е. основную часть населения».

из статьи:
"...Поэтому фильм, снятый по мотивам рассказа, ожидался с глубоким волнением. Но оказался просто профанацией... Одно только название «Отдых с субботы до понедельника» не предвещал, так сказать, ничего хорошего.

Ю. Нагибин, из письма: Таланкин (режиссер фильма) написал вполне доброкачественный сценарий по моему рассказу «Терпение», и у меня не было никаких оснований не дать разрешения на постановку. Что произошло дальше — не знаю. То ли он сам испугался (рассказ много и дружно хаяли в «Лит. газете» и др. печатных изданиях), то ли испугался Госкомитет Кинематографии, и уже по ходу съёмок, не ставя меня в известность, он всё перекроил, возвёл мою идею и образы в степень минус единица. Он поставил фильм против меня, но я ничего об этом не знал. Материал мне не показывали, но врали, что всё идёт прекрасно, и я буду в восторге.

К сожалению, практика кинопроизводства такова, что автора можно обмануть как угодно. Я фильма не видал, лишь два кадра в кинопанораме и киноафише, понял, какое это г..., но мог добиться лишь того, что в титрах появилась надпись: «по теме Нагибина».

Таланкина дружно ругали и по контрасту вдруг начали хвалить рассказ".


В фильме - будто все настоящие слова, яркие и бьющие наотмашь – подменены округленькими эвфемизмами. Образы книги – ярче и глубже, финал бьёт наотмашь. Кинематографисты из драмы сделали бытовую склоку; фильм пошлый и мелкий.
Когда пишут «по мотивам», обычно добавляют «одноименного лит.источника». В цитируемой выше рецензии называют фильм «вариацией» - так и есть: поэтическая фантазия, набросок «на тему».


Всего драматизма – эпизод Нины Ургант, - фантазия авторов фильма, как заплатка, вставленный в историю. Диалоги героев фильма до скуки многословны; игривость не первой молодости супругов в начале – тяжеловесна; драма – ненастоящая, словно все – играют друг перед другом, а не страдают на самом деле.

Закономерно – вместо ёмкого и краткого названия рассказа – вот такое неудобозапоминаемое... Лейтмотивойм - эта песенка, навязшая в зубах...

Ничего не говорится о предательстве Скворцовым Пашки во время войны – основной момент, который совершенно иначе освещает драму этих людей; без него киноистория обесцвечена.


Почти издевательски, пародийно – в реку с парохода падает подвыпивший юнец, а не отчаявшаяся Анна...

А Демидову даже жалко – такая пошлость, размен, растрата - на подобное. Этот дурацкий парик в финале, для пущего драматизма и доходчивости, очевидно.

Единственная польза – прочла Нагибина (в целом, впечатления противоречивые, но здесь речь не об этом). Приятный стиль, ядовитая ирония, наблюдательность; хорошее название – «Терпение»: терпение всех – Анны, Павла, даже у скользкого подлеца Алексея – своё терпение.

Отчасти - спасают фильм дивные пейзажи, снятые операторами Георгием Рербергом и Павлом Лебешевым.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...