Friday, 24 October 2008

Частное расследование / Une affaire privée / A Private Affair (2002)

Во Франции каждые 10 минут исчезает один человек.
Шесть месяцев назад исчезла студентка Рашель (22 года, изучает биологию популяций и экосистем). Она — единственный ребёнок; её мать, мадам Сепрен (Аврора Клеман / Aurore Clément, автор высказывания «Носи белое — это делает тебя сильнее») мечтает знать правду о дочери: не было похорон — а это самое тягостное (мадам работает в «похоронном бизнесе»).

Разочарованная безрезультатными поисками полиции (которая отстаивает версию побега), мадам Сепрен обращается в частное агентство, которым руководит родственница мужа (в роли шефини агентства — Консуэло де Хавиланд/Consuelo De Haviland).
Дело передают детективу Франсуа Маньери (Тьерри Лермитт / Thierry Lhermitte). Сыщик неохотно (ведь «ежегодно исчезает 10 тысяч человек»!) пускается по слегка подостывшему следу. Ему ломают два пальца, приговаривая «Забудь её». По ходу расследования возникают разнообразные странные личности...

Мадам Сепрен признаётся, что, по сути, она совсем не знала свою дочь. Это роднит исчезнувшую Рашель с детективом Маньери — он «просто не общается» с родителями...

Есть отчим Рашель, Филипп (Louis-Do de Lencquesaing) — журналист, они с мадам Сепрен уже 8 лет вместе. Отец Рашель (Niels Arestrup) живет в Гваделупе — он оставил жену и дочь, когда последней было 9 лет.
Детективу Маньери сразу перезванивает близкая подруга Рашель, Кларисса (Марион Котийар /Marion Cotillard, нашумевшая Эдит Пиаф), вызываясь помочь в поисках.

...В этом частном расследовании объект — не только Рашель, но и сам следователь, отстраненный, молчаливо-спокойный Франсуа Маньери. Он любит технику — фотоаппарат, диктофон. Флегматично проигрывает в карты 50 тысяч, которых у него нет («— Не горит, подождет немного»).
У него запущенный холостяцкий дом — два года как разведен; тоскует по бывшей жене Сильви (Жанна Балибар /Jeanne Balibar, «Завтра новый день»), вышедшей за другого, потому что «может делать с ним то, чего никогда не делала с Франсуа».

Сильви: Ты точно не хочешь кофе?
Франсуа: А пива у тебя нет?
Сильви: Еще нет и десяти утра...
Франсуа: Шучу...

В холостяцком доме Маньери — вечный полумрак и вонь («Ты не находишь, что тут чем-то воняет?» — ворчит его приятель Матье). Подобное же пренебрежение — к пище (какие-то консервы да пиво) и внешнему виду — одна и та же затрапезная куртка (напоминающая о Кенни из Саус-парка), — вообще, к «статусным» атрибутам (что, впрочем, делает героя немейнстримовым и тем симпатичным).
Он постоянно курит. Матье (Филипп Наон /Philippe Nahon), в авто которого, кроме Маньери, сидит его пёс, переживает за четвероногого компаньона:
Не кури в машине. Известны случаи рака лёгких у голубей — почему бы им не быть у собак?

Нескончаемые сигареты; деловито-бесстрастный секс с замужней подружкой... Кажется, это странное расследование обнажает абсурдность существования самого Франсуа Маньери.
Кларисса тоже это замечает:
Вы странный. Задаете вопросы, а на ответы вам, похоже, плевать...
Кстати, словцо «плевать» занимает не последнее место и в лексиконе Франсуа.

Франсуа (приятелю Матье): Не разговаривай с тем, у кого на свитере сцены охоты.
Его немногословные реплики — украшение фильма; афористичны и в меру язвительны.

Шефиня: Смотрите, куда ступаете, Маньери.
Франсуа: Это игра слов?
Шефиня: Мы не можем затолкать зубную пасту в тюбик.
Франсуа: А вы сегодня в прекрасной форме.

Маньери оседает в пустующей квартире Рашель.
— Вы Крис Лотер? — на его пороге возникла незнакомка...

Тёзка Франсуа, бывший друг Рашель:
— Она способна на многое. Знаете эту фразу: «Среди существ есть те, кто уменьшается, увеличиваясь. Другие же увеличиваются, уменьшаясь». Внешне она сдержана, отстранена, но в узком кругу она совсем другая — восторженная, непредсказуемая.

Интригует старик-сосед этажом ниже (Робер Хирш /Robert Hirsch) — болтливый от вынужденного одиночества любитель подслушать застенную жизнь соседей.
Франсуа: А вы не заметили изменений в её привычках?
Старик: Да... Было одно. Но я скажу вам в следующий раз.

Странная девушка — в этой эпизодической роли Фредерик Дифенталь/Frédéric Diefenthal, полицейский из Бессоновского «Такси» — плетёт что-то о детерминизме и тут же клянчит 200-300 франков...

О чудо! Через три дня после начала расследования Франсуа обнаруживаются «разложившиеся останки девушки», идентифицированной как исчезнувшая Рашель Сепрен.
Кларисса: Как она умерла?
Франсуа: От остановки сердца.

Цель достигнута: мать может похоронить найденные останки и утешиться. Но теперь она хочет знать, что же случилось с её дочерью...
— Полиция подбирает в лесах по 700 человек в год — немного, по 2 в день...
Франсуа: Мать хочет знать, от чего умерла дочь.
— Я её понимаю.
Франсуа: А я — нет.

Под джазовые ритмы — застолье на дне рождения сестры Франсуа. Гости мило беседуют о том, что, оказывается, животные убивают из удовольствия, — поэтому только естественно, если человек убивает из-за БМВ «большими ножницами в ухо»; что Франсуа работает над исчезновением и тело найдено, но время смерти можно определить только по трупоядным насекомым на теле... Хотите сыру?

Кларисса выводит Франсуа на след некоего бармена (Самуэль Ле Биан /Samuel Le Bihan, "Салон красоты "Венера") — они с Рашель бритонцы, т.е. много общего.
Еще она спит с Франсуа и рассказывает разные разности об исчезнувшей подруге: та считала, что её мать ненастоящая, что её удочерили; верила в реинкарнацию и по повадкам напоминает Франсуа...

Бармен выводит Франсуа на частный секс-клуб (вот она, изюмина фильма), где бывала странная Рашель: наблюдала, — ей, вроде, это помогало в учебе...

На совокупляющиеся кучи флегматично взирает неизвестный (Жан-Пьер Даруссен).
Можете мастурбировать, если хотите, — гостеприимно приглашает он подошедшего Франсуа.
В другой раз, — показывает тот сломанные пальцы...
Я не хотел сегодня выходить, — продолжает откровенничать незнакомец. — Но жене приспичило на людей посмотреть. Вон та блондиночка, — указывает он в неразбериху групповухи. — Поздно, лица уже не видно...

...В общем, приличный «фильм нуар» со слегка размытыми мотивами поведения персонажей (и источниками их доходов).
Саундтрек, порадовавший моего мужа — большого любителя джаза; много чёрно-юморных реплик; интригующий сюжет и довольно неожиданный финал...
Отличные актёры — потёртый 50-летний мачо Лермитт очень на месте.
И — вот где пиетет к актерам! — в финале исполнители перечислены и даже проиллюстрированы. Не то, что в советском кино — зачастую ни ролей, ни имён, так: список с инициалами.

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...